Двинулся окаянный кончак с бесчисленными полками



День в истории. 23 апреля: князь Игорь выступил в свой самый знаменитый поход

В этот день в 1185 г. согласно Ипатьевской летописи Новгород-Северский князь Игорь Святославич начал самый знаменитый неудачный поход в русской военной истории. Незначительный по масштабам эпизод войны в степном пограничье приобрел огромное значение для всей русской культуры, а ученые до сих пор спорят об обстоятельствах поражения Игорева полка.

В середине XI века в Северном Причерноморье появляется новая доминирующая сила — пришедшие с востока кочевники кипчаки. Они вступают в активное взаимодействие с Русью, где известны под именем половцев. Военные конфликты сменялись союзами, позволявшими использовать половецкие контингенты в междоусобицах и скреплявшимися династическими браками.

К середине XII века на Руси окончательно закрепилась удельная раздробленность. Киев с округой становятся объектом притязаний постоянно конкурирующих династий, образовавшихся внутри разросшегося рода Рюриковичей. Каждая из таких династий опирается на то или иное княжество — «землю», внутри которой, как правило, власть оспаривается лишь представителями правящей здесь семьи. Историк Антон Горский насчитывает для того периода 13 таких земель и 9 ветвей Рюрикова дома.

Одной из таких земель была Черниговская, где правили Ольговичи — потомки внука Ярослава Мудрого Олега Святославича. Помимо стольного града крупными городами Черниговской земли были Новгород-Северский и Курс. Всеволод, старший из сыновей Олега, правил в самом Чернигове, а младший — Святослав в Новгороде-Северском. Его сыну Игорю достался этот город с волостью, а Курск — его младшему брату Всеволоду, прозванному согласно Слову о полку Игоревем Буй Туром (т.е. свирепым диким быком).

В знаменитом походе на Киев коалиции, собранной Андреем Боголюбским в 1169 г., участвовал и Игорь Святославович Новгород-Северский.

Последовавшие затем полтора десятка лет полны войнами русских князей между собой, с половцами и совместными походами друг на друга с половецким участием. Промежуточным итогом этих боевых действий стал своеобразный компромисс. Киев и титул великого князя достался главе дома Ольговичей Святославу Всеволодовичу Черниговскому, а остальная Киевская земля — лидеру Мономашичей Рюрику Ростиславичу, княжившему в Овруче.

Во всех этих войнах Игорь Святославич Новгоро-Северский выступал на стороне своего старшего двоюродного брата, охраняя Черниговскую землю во время его северных походов, сражаясь с Рюриком Ростиславичем и половцами.

В 1183 году великий князь Святослав и Рюрик в знак успешного преодоления давней вражды и прочности союза совершили масштабный поход на половцев. Игорь Святославич добился права выступить во главе авангарда, что привело к острому конфликту с Переяславским князем Владимиром. Оскорбившись тем, что это право досталось не ему Глеб увел свои войска и на обратном пути разорил Северщину.

На следующий год поход в кипчакскую степь повторился и теперь уже Владимир со своей дружиной шел впереди русских войск. В итоге кочевники были разбиты, а их хан Кобяк взят в плен. В ответ другой половецкий хан, Кончак совершил нападение на южные рубежи Руси, но был отбит.
Великий князь Святослав Всеволодович начал подготовку нового масштабного похода на половцев, планируя провести в степи всё лето. Однако князь Игорь решил не дожидаться общего сбора и не вступать в очередные статусные споры, а своими силами преумножить славу победителя степняков.

Лаврентьевская летопись сообщает: «Того же лѣта здумаша Олгови внуци на половци, занеже бяху не ходили томь лѣтѣ со всею князьею, но сами поидоша о собѣ, рекуще: «Мы есмы ци не князи же? Такыже собѣ хвалы добудем!»

Походу на половцев предшествовала месть Владимиру Переяславскому, о разорении владений которого Игорь Святославич, согласно Ипатьевской летописи, впоследствии горько сожалел, видя в участии в междоусобной борьбе нравственный корень собственных неудача.

Подробности похода Игоря Святославича на Половцев нам известных из трех основных источников. Это достаточно пространный рассказ Ипатьевской летописи, совпадающая с ним во многих деталях эпическая поэма «Слово о полку Игореве», и более краткое описание Лаврентьевской летописи.

Источники не противоречат друг другу в описании состава участников похода: Игорь Святославич, его брат Всеволод, племянник Святослав Рыльский и сыновья, а также контингент ковуев — зависимых от черниговских князей кочевников-тюрок.

Ипатьевская летопись сообщает: «В то же время Святославичь Игорь, внукъ Олговъ, поѣха из Новагорода мѣсяца априля въ 23 день, во вторникъ, поимяи со собою брата Всеволода ис Трубечка, и Святослава Олговича, сыновця своего изъ Рыльска и Володимѣра, сына своего, ис Путивля. И у Ярослава испроси помочь — Ольстина Олексича, Прохорова внука, с коуи черниговьскими».

Однако в других летописях начало похода датирована не 23 а 13 апреля и некоторые историки, начиная с Татищева, считают ее более предпочтительной, при этом датируя финальную битву «вторым воскресеньем после пасхи», которое в 1185 году приходилось на 28 апреля.

Из такого построения выпадает ключевое астрономическое и символическое событие похода, которое, возможно и повлияло на то, что среди множества столкновений русских с половцами именно игорев поход остался в веках.

1 мая 1185 г. произошло солнечное затмение, которое упоминают все три повествующих о походе источника.

Согласно Ипатьевской летописи «Когда подходили они к реке Донцу в вечерний час, Игорь, взглянув на небо, увидел, что солнце стоит словно месяц. И сказал боярам своим и дружине своей: «Видите ли? Что значит знамение это?» Они же все посмотрели, и увидели, и понурили головы, и сказали мужи: «Князь наш! Не сулит нам добра это знамение!» Игорь же отвечал: «Братья и дружина! Тайны Божественной никто не ведает, а знамение творит Бог, как и весь мир свой. А что нам дарует Бог — на благо или на горе нам, — это мы увидим».

В Лаврентьевской летописи сообщение о затмении текстуально предшествует описанию похода и дается вне прямой связи с его событиями: «В год 6694 (1186). Месяца мая в первый день, в день памяти святаго пророка Иеремии, в среду, под вечер было знаменье на солнце, и так сильно потемнело, что можно было людям увидеть звезды, и в глазах все позеленело, а солнце превратилось как бы в месяц, а в рогах его словно горящие угли. Страшно было видеть людям знамение Божие».

Наконец в «Слове о полку Игореве», где последовательность изложение подчинена художественному замыслу затмение упомянуто дважды. Сперва говорится о начале похода: «Тогда Игорь взглянул на светлое солнце и увидел воинов своих тьмою прикрытых. И сказал Игорь-князь дружине своей: «О дружина моя и братья! Лучше ведь убитым быть, чем плененным быть; сядем же, братья, на борзых коней да посмотрим на синий Дон». И далее рассказчик вновь возвращается к этому сюжету, добавляя в него мифических красок: «Тогда вступил Игорь-князь в золотое стремя и поехал по чистому полю. Солнце ему тьмою путь заступало; ночь стонами грозы птиц пробудила; свист звериный встал, встрепенулся див — кличет на вершине дерева».

Однако это затмение не может служить надежным хронологическим репером, поскольку наблюдаемо было только на севере Руси, а в местности, где разворачивались события игорева похода, необычное астрономическое явление было не разглядеть. Многие исследователи считают, что это грозное знаменье вставили в описание похода уже после того, как информация о нем от очевидцев широко распространялось по Руси. Впрочем, это лишь более или менее обоснованное предположение.

Как известно, дурные предзнаменования оправдались. После первого успеха князя Игоря, дружины которого вышли победителями из первого столкновения с неприятелем, захватив затем богатую добычу, встретились с объединенными силами половецких ханов.

Обстоятельства боя летописи описывают по-разному.

В Ипатьевской утомленные преследованием половцев кони не позволили войску вовремя отступить перед превосходящими силами, и Игорь был вынужден дать бой, который начался утром в Субботу.

Князья решили спешиться, и принять бой в пешем строю, поскольку иначе был соблазн попытаться бежать от врага, бросив простых воинов кони которых не выдержали бы стремительной скачки:

«И тогда, посоветовавшись, все сошли с коней, решив, сражаясь, дойти до реки Донца, ибо говорили: «Если поскачем — спасемся сами, а простых людей оставим, а это будет нам перед Богом грех: предав их, уйдем. Но либо умрем, либо все вместе живы останемся». И сказав так, сошли с коней и двинулись с боем. Тогда по Божьей воле ранили Игоря в руку, и омертвела его левая рука».

Перелом в ожесточенном сражении наступил утром воскресенья, когда дрогнули и побежали ковуи — союзники русских (или как их называет автор «Слова» — русичей, употребляя термин не известный более ни одному древнерусскому тексту). Князь Игорь попытался было их догнать, но в итоге оказался схвачен Полоцами. Уже попав в плен, он наблюдал как яростно бьется в окружении его брат Всеволод Буй Тур. В конце концов и он, и другие князья так же были схвачены неприятелем. Из всего воинства плена или гибели избежали единицы. «Но наших руси съ 15 мужь утекши», — сообщает летописец.

Вести о случившемся достигли великого князя Святослава и он сумел организовать оборону южных рубежей от перешедших в наступление половцев.

Лаврентьевская летопись говорит о том, что после первых успехов русских половцы вернулись с подкреплением. Первыми в дело вступили вражеские лучники, которые три дня сдерживали дружины князя Игоря, отрезав от источников воды, избегая при этом рукопашной схватки:

«И сошлись с русскими стрельцы, и бились три дня стрельцы, а в копийном бою не сходились, ожидая свою дружину, а к воде не дали им подойти».

И лишь затем на поле боя прибыли основные силы половцев:

«Наши же, увидев их, ужаснулись и забыли о похвальбе своей, ибо не ведали сказанного пророком: «Тщетны человеку и мудрость, и мужество, и замысел, если Бог противится». Изнемогли от безводия и кони и сами, в жаре и в муках, и наконец пробились к воде, а то три дня не подпускали их к воде. Видев это, враги устремились на них, и прижали их к воде, и яростно бились с ними, и лютая была битва. Сменили половцы коней своих, а у наших кони изнемогли, и были побеждены наши гневом Божьим. Князей всех в плен взяли, а из бояр и вельмож и дружины всей, — кто убит, другие в плен взяты или ранены. И возвратились с победой великой половцы, а о наших не ведомо кто и весть принес, а все за грехи наши»

Однако у этой печальной истории относительно счастливый конец. Князю Игорю удалось вернуться в родной дом невредимым сбежав из половецкого плена. Лаврентьевская летопись не сообщает подробностей, упоминая лишь, что преследователи не смогли догнать князя. В Ипатьевской же подробно рассказывается о том, как среди половцев нашелся предатель, который организовал успешный побег князя.

Точная локализация описанных событий является еще более дискуссионной чем их датировка. Ясно только, что они разворачивались где-то на территории Харьковской, Донецкой или Луганской областей. Интересно, что в последней поход Игоря Святославича нашел монументальное воплощение. Так, под Луганском установлен памятник князю и его дружине, а в самой столице ЛНР — еще и монумент анонимному автору «Слова».

В повествовании о побеге Игоря упоминается река Тор, известная по Книге Большого чертежу XVII века, как приток Северского Донца, и давшее название одноименной крепости, переименованной Екатериной II в Славянск. Сегодня эта речка известна как Казеный Торец в Донецкой области. А вот с рекой Каялой, на которой русские были разбиты, все намного сложнее.

Уже через несколько лет после своего эпического провала Игорь вновь выступает против половцев. А в 1198 г. он, как старший Ольгович, занимает Черниговский стол. Однако княжил он там недолго, и умер, вероятнее всего в 1202 г., упокоившись в Спасо-Преображенском соборе Чернигова.

Слово о полку Игореве, в котором отложилось художественное описание похода 1185 г. является уникальным памятником русской домонгольской светской литературы. Оно послужило образцом для более поздней поэмы Задонщина, повествующей о Куликовской битве.

Открытие Слова в конце XVIII в. внесло серьезный вклад в развитие русского национального самосознания. Особую популярность сюжет с половецким походом Игоря Святославича получил уже в пореформенный период, когда композитор Александр Бородин взялся за написание оперы «Князь Игорь» (работа начала 1869, спектакль поставлен в 1890), а живописец Виктор Васнецов написал свою картину «После побоища Игоря Святославовича с половцами» (1880).

«Слово о полку Игореве» пронизано идеей осуждения междоусобиц и русского единства перед лицом внешнего врага. В нем невозможно найти намек на разделение русских на великороссов и украинцев, которое начали навязывать реальности XII века еще некоторые историки позапрошлого столетия.

Напротив, и спустя десять лет после событий игорева похода во время очередной тяжбы за Киевское княженье Черниговский князь Ярослав Всеволодович, младший брат скончавшегося к тому моменту великого князя Святослава, заявил противникам, требовавшим от Ольговичей отказаться от притязаний на Киев: «мы не угры и не ляхи, а одного деда внуки». Обычно в этой фразе видят лишь спор о старшинстве внутри княжеской династии, но упоминание в качестве «иных», отличных от «нас» иноэтничных венгров и поляков, позволяет увидеть здесь и ясно выраженное представление о более широком единстве, чем сугубо принадлежность к дому Рюрика.

Читайте также:  Полки с куклами барби

Источник

Фрагмент из Ипатьевской летописи

В год 6693 (1185). Даровал Господь избавление — дал победу русским князьям, Святославу Всеволодичу и великому князю Рюрику Ростиславичу, месяца марта в первый день. Узнав о бегстве Кончака, послали за ним следом Кунтугдыя с шестью тысячами воинов. Но тот, преследуя, не смог его догнать, ибо помешала распутица за Хоролом. Святослав же и великий князь Рюрик одержали победу по молитвам святых мучеников Бориса и Глеба и пошли каждый восвояси, славя Бога в Троице — Отца и Сына и Святого Духа.

Подготовка текста, перевод и комментарии О. В. Творогова. Текст публикуется по Ипатьевскому списку Ипатьевской летописи, по рукописи БАН № 16.4.4, первой четверти XV века.

А князь Ярослав Черниговский не пошел с братом своим Святославом, говоря так: «Я послал к половцам мужа своего Ольстина Олексича и не могу пойти войной на своего мужа»; этим и оправдался перед братом своим Святославом. Игорь же отвечал Святославову мужу: «Не дай Бог отказаться от похода на поганых: поганые всем нам общий враг!» Потом стал совещаться Игорь с дружиной: каким путем поехать, чтобы соединиться с полками Святослава. Отвечала ему дружина: «Князь наш, не сможешь ты перелететь, как птица: вот приехал к тебе муж от Святослава в четверг, а сам он идет из Киева в воскресенье, то как же ты сможешь, князь, догнать его?» Игорю не по душе пришлись эти слова дружины, хотел он ехать по степи прямиком, по берегу Сулы. Но была распутица, так что войско за целый день не смогло бы преодолеть и поля от края и до края, поэтому Игорь и не мог выступить со Святославом.

А на ту же весну князь Святослав послал Романа Нездиловича с берендеями на поганых половцев. С Божьей помощью захватили вежи половецкие, много пленных и коней, двадцать первого апреля, на самый Великий день. В ту пору князь Святослав отправился по своим делам в землю вятичей, к Корачеву.

А в это время Игорь Святославич, внук Олегов, выступил из Новгорода месяца апреля в двадцать третий день, во вторник, позвав с собой брата Всеволода из Трубчевска, и Святослава Ольговича, племянника своего, из Рыльска, и Владимира, сына своего, из Путивля. И у Ярослава попросил на помощь Ольстина Олексича, Прохорова внука, с ковуями черниговскими. И так двинулись они медленно, на раскормленных конях, собирая войско свое. Когда подходили они к реке Донцу в вечерний час, Игорь, взглянув на небо, увидел, что солнце стоит словно месяц. И сказал боярам своим и дружине своей: «Видите ли? Что значит знамение это?» Они же все посмотрели, и увидели, и понурили головы, и сказали мужи: «Князь наш! Не сулит нам добра это знамение!» Игорь же отвечал: «Братья и дружина! Тайны Божественной никто не ведает, а знамение творит Бог, как и весь мир свой. А что нам дарует Бог — на благо или на горе нам, — это мы увидим».

И, сказав так, переправился через Донец, и пришел к Осколу, и ждал там два дня брата своего Всеволода: тот шел другой дорогой из Курска. И оттуда пришли к Сальнице. Здесь приехали к ним разведчики, которых посылали ловить языка, и сказали, приехав: «Видели врагов, враги наши во всем вооружении ездят, так что либо поезжайте без промедления, либо возвратимся домой: не удачное сейчас для нас время». Игорь же обратился к братии своей: «Если нам придется без битвы вернуться, то позор нам будет хуже смерти; так будет же так, как нам Бог даст». И, так порешив, ехали всю ночь.

Наутро же, в пятницу, в обеденное время, встретились с полками половецкими; успели подготовиться половцы: вежи свои отправили назад, а сами, собравшись от мала до велика, стали на противоположном берегу реки Сюурлий. А наши построились в шесть полков: Игорев полк посередине, а по правую руку — полк брата его Всеволода, по левую — Святослава, племянника его, перед этими полками — полк сына его Владимира и другой полк, Ярославов, — ковуи с Ольстином, а третий полк впереди — стрелки, собранные от всех князей. И так построили полки свои. И обратился Игорь к братии своей: «Братья! Этого мы искали, так дерзнем же!» И двинулись на половцев, возложив на Бога надежды свои. И когда приблизились к реке Сюурлию, то выехали из половецких полков стрелки и, пустив по стреле на русских, ускакали. Еще не успели русские переправиться через реку Сюурлий, как обратились в бегство и те половецкие полки, которые стояли поодаль за рекой.

Святослав же Ольгович, и Владимир Игоревич, и Ольстин с ковуями-стрелками бросились их преследовать, а Игорь и Всеволод двигались медленно, держа строй своих полков. Передовые полки русских избивали половцев и хватали пленных. Половцы пробежали через вежи свои, а русские, достигнув веж, захватили там большой полон. Некоторые с захваченными пленниками лишь ночью вернулись к своим полкам. И когда собрались все полки, обратился Игорь к братии своей и к мужам своим: «Вот Бог силой своей обрек врагов наших на поражение, а нам даровал честь и славу. Но видим мы бесчисленные полки половецкие — чуть ли не все половцы тут собрались. Так поедем же сейчас, ночью, а кто утром пустится преследовать нас, то разве все смогут: лишь лучшие из половецких конников переправятся, а нам самим — уж как Бог даст». Но сказал Святослав Ольгович дядьям своим: «Далеко гнался я за половцами, и кони мои изнемогли; если мне сейчас ехать, то отстану по дороге». Согласился с ним Всеволод и предложил заночевать здесь. И сказал Игорь: «Не удивительно, братья, все обдумав, нам и смерть будет принять». И заночевали на том месте.

Когда же занялся рассвет субботнего дня, то начали подходить полки половецкие, словно лес. И не знали князья русские, кому из них против кого ехать — так много было половцев. И сказал Игорь: «Вот думаю, что собрали мы на себя всю землю Половецкую — Кончака, и Козу Бурновича, и Токсобича, Колобича, и Етебича, и Тертробича». И тогда, посоветовавшись, все сошли с коней, решив, сражаясь, дойти до реки Донца, ибо говорили: «Если поскачем — спасемся сами, а простых людей оставим, а это будет нам перед Богом грех: предав их, уйдем. Но либо умрем, либо все вместе живы останемся». И сказав так, сошли с коней и двинулись с боем. Тогда по Божьей воле ранили Игоря в руку, и омертвела его левая рука. И опечалились все в полку его: был у них воевода, и ранили его прежде других. И так ожесточенно сражались весь день до вечера, и многие были ранены и убиты в русских полках.

Когда же настала ночь субботняя, все еще шли они сражаясь. На рассвете же в воскресение вышли из повиновения ковуи и обратились в бегство. Игорь же в это время был на коне, так как был ранен, и поспешил к ним, пытаясь возвратить их к остальным полкам. Но заметив, что слишком отдалился он от своих, сняв шлем, поскакал назад к своему полку, ибо уже узнали бежавшие князя и должны были вернуться. Но так никто и не возвратился, только Михалко Юрьевич, узнав князя, вернулся. А с ковуями не бежал никто из бояр, только небольшое число простых воинов да кое-кто из дружинников боярских, а все бояре сражались в пешем строю, и среди них Всеволод, показавший немало мужества. Когда уже приблизился Игорь к своим полкам, половцы, помчавшись ему наперерез, захватили его на расстоянии одного перестрела от воинов его. И уже схваченный, Игорь видел брата своего Всеволода, ожесточенно бьющегося, и молил он у Бога смерти, чтобы не увидеть гибели брата своего. Всеволод же так яростно бился, что и оружия ему не хватало. И сражались, обходя вокруг озеро.

И так в день Святого Воскресения низвел на нас Господь гнев свой, вместо радости обрек нас на плач и вместо веселья — на горе на реке Каялы. Воскликнул тогда, говорят, Игорь: «Вспомнил я о грехах своих перед Господом Богом моим, что немало убийств и кровопролития совершил на земле христианской: как не пощадил я христиан, а предал разграблению город Глебов у Переяславля. Тогда немало бед испытали безвинные христиане: разлучаемы были отцы с детьми своими, брат с братом, друг с другом своим, жены с мужьями своими, дочери с матерями своими, подруга с подругой своей. И все были в смятении: тогда были полон и скорбь, живые мертвым завидовали, а мертвые радовались, что они, как святые мученики, в огне очистились от скверны этой жизни. Старцев пинали, юные страдали от жестоких и немилостивых побоев, мужей убивали и рассекали, женщин оскверняли. И все это сделал я, — воскликнул Игорь, — и не достоин я остаться жить! И вот теперь вижу отмщение от Господа Бога моего: где ныне возлюбленный мой брат? где ныне брата моего сын? где чадо, мною рожденное? где бояре, советники мои? где мужи-воители? где строй полков? где кони и оружие драгоценное? Не всего ли этого лишен я теперь! И связанного передал меня Бог в руки беззаконникам. Это все воздал мне Господь за беззакония мои и за жестокость мою, и обрушились содеянные мною грехи на мою же голову. Неподкупен Господь, и всегда справедлив суд его. И я не должен разделить участи живых. Но ныне вижу, что другие принимают венец мученичества, так почему же я — один виноватый — не претерпел страданий за все это? Но, владыка Господи Боже мой, не отвергни меня навсегда, но какова будет воля твоя, Господи, такова и милость нам, рабам твоим».

И тогда окончилась битва, и разлучены были пленники, и пошли половцы каждый к своим вежам. Игоря же взял в плен муж именем Чилбук из Тарголовцев, а Всеволода, брата его, захватил Роман Кзич, а Святослава Ольговича — Елдечук из Вобурцевичей, а Владимира — Копти из Улашевичей. Тогда же на поле битвы Кончак поручился за свата своего Игоря, ибо тот был ранен. И из стольких людей мало кто смог по счастливой случайности спастись, невозможно было скрыться беглецам — словно крепкими стенами окружены были полками половецкими. Но наших русских мужей пятнадцать убежало, а ковуев и того меньше, а остальные в море утонули.

В это время великий князь Святослав Всеволодич отправился в Карачев и собирал в Верхних землях воинов, намереваясь на все лето идти на половцев к Дону. Когда уже на обратном пути оказался Святослав у Новгорода-Северского, то услышал о братьях своих, что пошли они втайне от него на половцев, и был он этим очень раздосадован. Святослав в то время плыл в ладьях; когда же прибыл он в Чернигов, прибежал туда Беловолод Просович и поведал Святославу о случившемся в Половецкой земле. Святослав, узнав об этом, вздохнул тяжело и сказал, утирая слезы: «О дорогая моя братия, и сыновья, и мужи земли Русской! Даровал мне Бог победу над погаными, а вы, не сдержав пыла молодости, отворили ворота на Русскую землю. Воля Господня да будет во всем! И как я только что досадовал на Игоря, так теперь оплакиваю его, брата своего».

После этого послал Святослав сына своего Олега и Владимира в Посемье. Узнав о случившемся, пришли в смятение города посемские, и охватила их скорбь и печаль великая, какой никогда не бывало во всем Посемье, и в Новгороде-Северском, и во всей земле Черниговской: князья в плену, и дружина пленена или перебита. И метались люди в смятении, в городах брожение началось, и не милы были тогда никому свои близкие, но многие забывали и о душе своей, печалясь о своих князьях. Затем послал Святослав к Давыду в Смоленск, со словами: «Сговаривались мы пойти на половцев и лето провести на берегах Дона, а теперь половцы победили Игоря, и брата его, и сына; так приезжай же, брат, охранять землю Русскую». Давыд же приплыл по Днепру, пришли и другие на помощь, и расположились у Треполя, а Ярослав с полками своими стоял в Чернигове.

Читайте также:  Полка для шин размеры

Поганые же половцы, победив Игоря с братией, немало возгордились и собрали всех людей своих, чтобы пойти на Русскую землю. И начался у них спор; говорил Кончак: «Пойдем к Киеву, где была перебита братия наша и великий князь наш Боняк»; а Гза говорил: «Пойдем на Сейм, где остались их жены и дети: там для нас готовый полон собран, будем города забирать, никого не опасаясь». И так разделились надвое: Кончак пошел к Переяславлю, и окружил город, и бился там весь день. Владимир же Глебович, князь Переяславля, был храбр и силен в бою, выехал он из города и напал на врагов. И лишь немногие из дружины решились ехать за ним. Жестоко бился он и окружен был множеством половцев. Тогда остальные переяславцы, видя, как мужественно бьется их князь, выскочили из города и выручили князя своего, раненного тремя копьями. А славный воин тот, Владимир, тяжело раненный, въехал в город свой и утер мужественный пот за отчину свою. И послал Владимир к Святославу, и к Рюрику, и к Давыду, с просьбой: «Половцы у меня, так помогите же мне». Святослав послал к Давыду, а Давыд стоял у Треполя со смоленцами. Смоленцы же начали совещаться и сказали так: «Мы пришли к Киеву, если бы была там сеча — сражались бы, но зачем нам другой битвы искать, не можем — устали уже». А Святослав с Рюриком и с другими, пришедшими на помощь, пошли по Днепру против половцев, Давыд же возвратился назад со своими смоленцами. Половцы, услышав об этом, отступили от Переяславля. И, проходя мимо Римова, осадили его. Римовичи затворились в городе и заполнили все заборолы, и, по воле Божьей, рухнули две городницы с людьми на сторону осаждавших. На остальных же горожан напал страх, кто из них выбежал из города и бился в болотах подле Римова, те и спаслись от плена, а кто остался в городе — тех всех пленили. Владимир же посылал к Святославу Всеволодичу и к Рюрику Ростиславичу, призывая их к себе на помощь. Но Святослав задержался, ожидая Давыда со смоленцами. И так опоздали князья русские и не догнали половцев. Половцы же, взяв город Римов, с полоном отправились восвояси, а князья вернулись по своим домам, печалясь о сыне своем Владимире Глебовиче, получившем тяжелые смертельные раны, и о христианах, взятых в полон погаными.

Вот так Бог, казня нас за грехи наши, привел на нас поганых не для того, чтобы порадовать их, а нас наказывая и призывая к покаянию, чтобы мы отрешились от своих дурных деяний. И наказывает нас набегами поганых, чтобы мы, смирившись, опомнились и сошли с пагубного своего пути.

А иные половцы двинулись по другой стороне Сулы к Путивлю. Гза с большим войском разорил окрестности его и села пожег. Сожгли половцы и острог у Путивля и вернулись восвояси.

Игорь же Святославич в то время находился у половцев, и говорил он постоянно: «Я по делам своим заслужил поражение и по воле твоей, владыка Господь мой, а не доблесть поганых сломила силу рабов твоих. Не стою я жалости, ибо за злодеяния свои обрек себя на несчастия, которые я и испытал». Половцы же, словно стыдясь доблести его, не чинили ему никакого зла, но приставили к нему пятнадцать стражей из числа своих соплеменников и пять сыновей людей именитых, и всего их было двадцать, но не ограничивали его свободы: куда хотел, туда ездил и с ястребом охотился, а своих слуг пять или шесть также ездило с ним. Те стражи его слушались и почитали, а если посылал он кого-либо куда-нибудь, то беспрекословно исполняли его желания. И попа привел из Руси к себе для святой службы, не зная еще Божественного промысла, но рассчитывая, что еще долго там пробудет. Однако избавил его Господь по молитвам христиан, ибо многие печалились о нем и проливали слезы.

Когда же был он у половцев, то нашелся там некий муж, родом половец, по имени Лавр. И пришла тому мысль благая, и сказал он Игорю: «Пойду с тобою в Русь». Игорь же сначала не поверил ему, к тому же лелеял он дерзкую надежду, как это свойственно юности, замышляя бежать в Русь вместе со своими мужами, и говорил: «Я, страшась бесчестия, не бросил тогда дружину свою, и теперь не могу бежать бесславным путем». С Игорем же были сын тысяцкого и конюший его, и те убеждали князя, говоря: «Беги, князь, в землю Русскую, если будет на то Божья воля — спасешься». Но все не находилось удобного времени, какого он ждал. Однако, как говорили мы прежде, возвратились половцы из-под Переяславля, и сказали Игорю советчики его: «Не угоден Богу твой дерзкий замысел: ты ищешь случая бежать вместе с мужами своими, а что же об этом не подумаешь: вот приедут половцы из похода, и, как слышали мы, собираются они перебить и тебя, князь, и мужей твоих, и всех русских. И не будет тебе ни славы, ни самой жизни». Запал князю Игорю в сердце совет их; испугавшись возвращения половцев, решил он бежать.

Но нельзя ему было бежать ни днем, ни ночью, потому что стерегли его стражи, но показалось ему самым удобным время на заходе солнца. И послал Игорь к Лавру конюшего своего, веля передать: «Переезжай на тот берег Тора с конем поводным», ибо решился он бежать с Лавром в Русь. Половцы же в это время напились кумыса. Когда стало смеркаться, пришел конюший и доложил князю своему Игорю, что ждет его Лавр. Встал Игорь в страхе и в смятении, поклонился образу Божьему и кресту честному, говоря: «Господи, в сердцах читающий! О, если бы ты спас меня, Владыка, недостойного!» И, взяв с собой крест и икону, поднял стену шатра и вылез из него, а стражи тем временем забавлялись и веселились, думая, что князь спит. Он же, подойдя к реке, перебрался на другой берег, сел на коня, и так поехали они с Лавром через вежи.

Принес ему Господь избавление это в пятницу вечером. И шел Игорь пешком до города Донца одиннадцать дней, а оттуда — в свой Новгород, и все обрадовались ему. Из Новгорода отправился он к брату своему Ярославу в Чернигов, прося помочь ему в обороне Посемья. Обрадовался Игорю Ярослав и обещал помощь. Оттуда направился Игорь в Киев, к великому князю Святославу, и рад был Игорю Святослав, а также и Рюрик, сват его.

Источник

«Новый Геродот»

Разгадка"Слова о полку Игореве. " — 5

Модератор: Лемурий

Re: Разгадка"Слова о полку Игореве. " — 5

Лемурий » 02 дек 2009, 11:49

Доброе утро, Татьяна!
Не буду повторяться, что Автор СПИ обращается к Бояну напрямую:

О Бояне, соловію стараго времени !
сравните
Одинъ братъ, одинъ свѣтъ свѣтлый – ты, Игорю !

Поэтому Боян старого времени и Автор СПИ не только разные люди, но и живущие в разных временах.

По поводу летописи, Вы забываете про новгородцев .

Комони ржуть за Сулою — половцы
Звенить слава въ Кыевѣ! — Святослав Киевский
Трубы трубять въ Новѣградѣ — новгородцы
Стоять стязи въ Путивлѣ — Игорь

А все они ВМЕСТЕ только в 1180-1181 гг в коалиции против князей, упомянутых в призыве "Загородите поле половецкое". Тогда Святослав тоже к Игорю с половцами приезжал и сына Владимира с новгородцами вызывал.

Чи ли въспѣти было, вѣщей Бояне, Велесовь внуче :
Или запеть тебе бы, вещий Боян, Велесов внук:

внуче стоит в им. падеже. Можно было бы на это место "внука" поставить Игоря, но тогда падеж должен был бы быть дат. (кому?)
Или так бы запел Боян ВелесовУ внукУ. — В этом случае пришлось бы допускать ошибку переписчика.

Что же касается Игоря, что "топтал грязь на берегу Сулы". вспомните отрывок:

Донъ ти, княже, кличетъ и зоветь князи на побѣду.
Олговичи, храбрыи князи, доспѣли на брань.
Дон же, князья(2), кличет и зовет (всех)князей на победу.
Олговичи, храбрыи князи, доспѣли на брань.

У слушателей вставали в памяти события июля-августа 1184 года. Тогда великие князья киевские — Святослав Всеволодич и Рюрик Ростиславич — замыслили большой превентивный поход на западную половину Половецкой земли, возглавляемую ханом Кобяком и "посласта по околние князи". К ним собралось одиннадцать князей.
К участию в этом походе были приглашены и чернигово-северские князья (Ярослав и Игорь), но они от похода уклонились: "Далече ны есть ити вниз Днепра. Не можем своее земле пусты оставити. " Ольговичи пообещали присоединиться к общему войску на Суле, но обещания своего не сдержали даже тогда, когда русское войско переправилось на "ратную сторону Днепра" (то есть на тот берег, по которому протекает Сула) и пять дней искало половецкую армию.
Более того, узнав, что все половецкие кочевья устремились навстречу Святославу и Рюрику, Игорь проявил свои истинные намерения:

"Того же лета, слышав Игорь Святославлич оже шел Святослав на половце, призва к собе брата своего Всеволода и сыновця Святослава и сына своего Володимера, молвяшеть бо ко братьи и ко всей дружине: «Половци оборотилися противу русским князем и мы без них (без половецких воинов) кушаимся (попытаемся) на вежах их ударити!» (Ипатьевская летопись, с. 128)
———
Б. А. Рыбаков ПЕТР БРОИСЛАВИЧ Поиск Автора "Слова о полку Игореве", М., 1991, с. 66-67

Re: Разгадка"Слова о полку Игореве. " — 5

Zinchenko_tanya » 02 дек 2009, 16:20

Re: Разгадка"Слова о полку Игореве. " — 5

Лемурий » 02 дек 2009, 18:10

По этому отрывку есть хорошая статья:

Судя по дальнейшим событиям речь идет об утре и запаленной Свет-Заре, а не о закате.
Ночью грают только серодымчатые (бусые) вороны. Соловьи поют ранним утром. Затем галдят галки.
Полки Игоря напали на вежи с утра.

Ну да вернёмся к вашим Святославу Всеволодовичу и его летописцу. Итак:

Спала князю (Игорю) умь похоти. искусити Дону Великаго

На это первая припевка Бояна о начале похода "галочьих стай" Игоря:

«Не буря соколы занесе чресъ поля широкая – галици стады бѣжать къ Дону Великому».

Направление указано недвусмысленно К Дону, а не ОТ Дона. Речь идет, однозначно, о полках Игоря.

Затем Автор СПИ пишет, что хорошо бы начать повествование не с этого места, а с 1180-1181 гг, когда Святослав и Игорь САМИ привели на Русь половцев, а теперь возмездие вернулось:

Союзные силы тогда:

Комони ржуть за Сулою — половцы
Звенить слава въ Кыевѣ! — Святослав Киевский
Трубы трубять въ Новѣградѣ — новгородцы
Стоять стязи въ Путивлѣ — Игорь

Вряд ли Святославу понравилось бы такое освящение событий, а уж про сон, где он выступает в роли НЕВЕСТЫ, покидающей отчий терем и того паче.

сыпахуть ми тъщими тулы поганыхъ тльковинъ великий женчюгь на лоно .
сыпали мне пустыми колчанами поганых союзников великий жемчуг(души павших воинов) на лоно .

Толковины — помощники, союзники. Автор СПИ напоминает о том, что в 1180-1181 гг, именно Святослав привел на Русь полки Кончака и Кобяка.

" Мерою доброю, утрясенною, нагнетенною и переполненною отсыплют вам в лоно ваше ; ибо, какою мерою мерите, такою же отмерится и вам . (Лк.6.37-38.)

Источник

Поход князя Игоря против половцев — разбираемся вместе

Удельный князь Игорь, возглавляющий Новгород — Северское княжество, храбрый воин, в 1185 году совершил поход против половцев. Хан Кончак окружил его полки на берегу речки Каялы и разгромил их. Полководец был взят в плен, но сумел сбежать. Про поход Игоря на половцев идет речь в выдающемся светском литературном произведении XII века «Слово о полку Игореве». Главным бедствием Руси стала ее слабость. «Слово…» дополняет летописи важными подробностями. Из него мы узнаем, что происходило на юге Руси «когда редко пахари перекрикивались, зато часто вороны каркали, деля трупы». Автор произведения описывает вооружение, движение войска, тактику боя.

Силы сторон

Весной 1185 года Святослав Всеволодович уехал в свои северо-восточные владения собирать воинов, чтобы идти к Дону на половцев на всё лето, а Игорь вместе с его братом Всеволодом, князем Курским и Трубчевским, и племянником Святославом Ольговичем, князем Рыльским, предприняли новый поход. Вместе с дружиной ковуев (зависимое от черниговских князей кочевое население левого берега Днепра, родственное правобережным чёрным клобукам, зависимым от киевских князей) они двинулись к берегам Донца.

Источники указывают на участие в столкновении почти всех известных половецких племенных групп юго-восточной Европы (токсоба, дурут, етоба и др.), за исключением разбитых в 1183—1184 годах лукоморских половцев и бурчевичей (бурджоглы).

Читайте также:  Подвесной органайзер для одежды с полками

Опасные враги русских княжеств – половцы

В XII столетии самыми опасными врагами древнерусских земель становятся половцы. Этот кочевой народ преобладал в степной зоне, долинах рек Днепра и Дона. Данный период отмечен постоянными нападениями кочевников во главе с энергичным ханом Кончаком. Русские летописи называют его «окаянный и безбожный разоритель».
Войны являлись частым явлением. Военные походы были не только способом расширить свою территорию, а поднять авторитет и славу.
Князю Игорю во время военного похода было 35 лет. Он ранее поддерживал с ханом Кончаком дружеские отношения и использовал половцев в междоусобных войнах с соседними князьями. В 1180 году князь и половецкий хан вместе предприняли поход на Киев, закончившийся неудачей. С 1183 года Игорь начинает воевать с половецким ханом и осуществляет самостоятельные походы против кочевников. В упомянутом литературном произведении перед читателями предстает храбрый и мужественный князь, но он безрассуден и недальновиден, заботится больше о своей славе и чести, нежели о родине.
За год до известного трагического похода киевский князь Святослав вместе с военными силами других князей разбил войско половцев. Казалось, что опасность отступила. Игорю не удалось присоединиться к войскам киевского князя, поскольку весенняя гололедица помешала его коннице прибыть вовремя.

Тактические особенности

Летописная повесть о походе князя Игоря на половцев содержит сведения о боевом порядке войск русских князей того времени, который по сравнению с XI веком стал дробиться не только по фронту, но и в глубину, при этом перед большим полком впервые упоминается также полк, составленный из стрелков от всех остальных полков. При первой встрече с половцами на реке Сюурлий (утром в пятницу) удача сопутствовала Игорю, была захвачена большая добыча. Было организовано преследование передовым полком Владимира Игоревича и полком левой руки Святослава Ольговича, при этом основные силы (большой полк Игоря и полк правой руки Всеволода) продолжали сохранять построение.

На берегах Каялы русское войско столкнулось с основными силами половцев (утром в субботу). Численное превосходство половцев было настолько серьёзным, что последующий бой вёлся русскими войсками в окружении. Ведя бой, они двигались к Донцу. Вариант бегства от половцев в конном строю Игорь отмёл, так как не хотел бросать на произвол судьбы чёрных людей. Летопись также сообщает любопытную подробность, также свидетельствующую об особенностях военного дела того времени: получив рану, Игорь продолжил движение на коне. Утром в воскресенье, после суток непрерывного боя на ходу, войска вышли к озеру и начали его огибать. «Слово о полку Игореве» содержит отсутствующую в летописной повести подробность о том, что Игорь изменил направление движения своего полка для помощи полку Всеволода. Ковуи не выдержали и побежали, пытаясь вырваться из окружения. Игорь поскакал им наперерез, чтобы попытаться их вернуть, но ему это не удалось. Вернуться обратно сам он также не смог. Он был взят в плен, как и остальные князья. Многие воины погибли. «Слово о полку Игореве» обобщённо говорит о трёх днях боя с половцами, уточняя, что на третий день стяги Игоря пали к полудню.

Половцы вторглись на Русь по двум направлениям: к Переяславлю и в Посемье. В Переяславле сел в осаду Владимир Глебович, а в Курск и Путивль Святослав Всеволодович успел прислать своих сыновей Олега и Владимира. Одновременно Святослав соединился с Рюриком у Заруба, готовясь форсировать Днепр, чтобы прийти на помощь осаждённым в Переяславле. Половцы не стали дожидаться столкновения и ушли. Половцам удалось сжечь только город Римов.

Из плена Игорь бежал, оставив там своего сына Владимира, который вернулся позже, женившись на дочери Кончака.

Начало похода

К весне 1185 года относится начало похода, в нем приняли участие князья: Всеволод Курский (приходился братом Игорю), Ольгович Рыльский (племянник), Владимир Путивльский (сын). Черниговским правителем, Ярославом, был отправлен отряд куев (полукочевые народы, жившие на южных границах черниговского княжества), во главе которого был поставлен боярин Ольстин Олексич. Возле русских рубежей русские воины увидели затмение солнца. Но такой предостерегающий знак не испугал князя, он продолжил движение вперед. Воины, отправленные в разведку («ловить языка») донесли о большом количестве половцев и о том, что враг готовится к бою. Разведчики рассказали князьям, что нужно поспешить напасть на врага или вернуться домой. Игорь был уверен, что возвращаться домой будет позором хуже смерти.
В мае началась кровавая битва с половцами, завершившаяся разгромом войска князя Игоря. В этой битве, как показывают исторические источники, принимали участие все известные племенные группы половцев. Сам полководец и другие князья попадают в плен, небольшой группе воинов удалась прорваться через окружение, остальные полегли на поле битвы. Игорь смог выбраться из плена. Но в руках половцев остался его сын. Владимиру пришлось жениться на дочери Кончака. Он позже так же возвращается из плена.

ПОЛКОВОДЕЦ В ЭНЦИКЛОПЕДИИ

Летом 1184 Святослав Киевский в союзе с более чем десятью князьями совершил грандиозный поход на половцев: они были разгромлены, в плен попало предположительно 17 ханов, и именно этот поход вспоминает автор «Слова»: Святослав «наступи на землю Половецкую, притопта хлъми и яругы, взмути рѣкы и озеры, иссуши потоки и болота». Игорь Святославич в походе не участвовал, но в том же году совместно с братом Всеволодом, племянником Святославом и сыном Владимиром предпринял самостоятельный рейд за Мерл, встретил половецкий отряд в четыре сотни конников и разгромил его. Как подчеркивает Б. А. Рыбаков, «эта операция не идет ни в какое сравнение с походом Святослава».

В 1185, когда Ярослав Всеволодович отказался участвовать в походе своего брата Святослава на половцев, И. С. захотел было, догнав, присоединиться к Святославу, но дружина возразила, показав, что это невозможно; тогда он вознамерился «ехати полемь перек возле Сулу», но этому воспрепятствовал «серен велик».

В том же году 23 апреля, во вторник, Игорь Святославич с братом Всеволодом Трубчевским, племянником Святославом Ольговичем Рыльским и сыном Владимиром из Путивля, выпросив у Ярослава Всеволодовича «Ольстина Олексича Прохорова внука» с черниговскими ковуями, начал воспетый «Словом» поход на половцев. На пути к Донцу вечером, взглянув на небо, И. С. увидел «солнце, стояще яко месяць», и спросил дружину о значении этого явления. Воины отвечали, что «не на добро знамение се». И. С. возразил: «Братья и дружино! Тайны Божия никтоже не весть, а знамению творець Бог и всему миру своему. А нам что створить Бог, или на добро, или на наше зло, — а то же нам видити». После этого войска перешли Донец и подошли к Осколу. Там Игорь Святославич два дня ждал своего брата Всеволода, шедшего иным путем от Курска. Встретившись, они пошли к Сальнице; туда к ним вернулись разведчики, которых посылали «языка ловить», и сообщили, что видели ратных, которые с «доспехом» ездят, и советовали либо быстро напасть на них, либо вернуться домой, «яко не наше есть веремя». И. С., посовещавшись с «братьею», сказал, что если вернуться, не бившись, «то сором ны будеть пуще и смерти». Решили продолжать поход и ехали всю ночь, а на следующий день — это была уже пятница — «во обеднее веремя» встетили у р. Сюурлий половецкие полки.

В результате битвы полки И. С. были разгромлены, а он сам взят в плен половцем Чилбуком Таргаловым, когда, пытаясь вернуть бежавших с поля битвы ковуев, отдалился от своего полка.

В плену Игорь Святославич пользовался относительной свободой: к нему были приставлены 20 сторожей, выполнявших его приказы, при нем был приведенный с Руси поп, и он имел возможность ездить на ястребиную охоту. Сначала он не думал бежать, но затем склонился на уговоры хотевшего вместе с ним уйти на Русь некоего половца Лавра (Овлура), а также пленных дружинников, и в пятничный вечер, когда его стража напилась кумыса, бежал. По сообщению летописи, Игорь Святославич 11 дней добирался до г. Донца, откуда направился в свой Новгород-Северский. В.Н. Татищев сообщает некоторые подробности возвращения Игоря в стольный град: будто бы в 20 верстах от Новгорода конь Игоря споткнулся, и князь так повредил ногу, «что… не мог на коня сесть, принужден в селе святого Михаила остановиться ночевать». Крестьянин сообщил об этом княгине, и она, «не могши более терпеть, тотчас вседши на кони, поехала к нему». Горожане на конях и пешими также вышли Игорю навстречу. Супруги «так друг другу обрадовались, что обнявся плакали, и говорить от радости и слез ничего не могли». Радость была и по всей Северской земле, «и во всей Русской земле, зане сей князь своего ради постоянства и тихости любим у всех был». Этот рассказ, как считает исследовавшая его Л.И. Сазонова, является плодом творчества историка, и анализ его «подводит к выводу об отсутствии у Татищева какого-то особого неизвестного нам летописного источника». Из Новгорода Игорь Святославич отправился к Ярославу в Чернигов за помощью, а затем в Киев к князю Святославу. В 1192 Игорь Святославич с «братьею» предпринял два похода на половцев. Первый был успешен: они «ополонишаяся скотом и конми»; второй, зимний, оказался неудачным: предупрежденные о нападении половцы подготовились к защите, и Ольговичи, «не могущи ся с ними бити», на этот раз ночью отступили; половцы за ними гнались, но не догнали. В 1194 Игорь Святославич был в числе «братьи», созванной в Рогов Святославом Всеволодовичем, собиравшимся идти походом на Рязань, но поход не состоялся.

Энциклопедия «Слова о полку Игореве»

3-дневная битва

В первый день столкновения с половцами Игорю удалось одержать победу. В обеденное время, в пятницу, русская дружина настигла врага. Кинули кочевники свои шатры и собрались на противоположном берегу речки Сюурлий. У русских было выставлено шесть полков: в центре находился полк Игоря, справа – князя Вселовода, слева – племенника Святослава, это были главные силы. Перед ними сын Владимир находился со своими воинами и Полк черниговцев, состоящий из куоев. Шестой полк, стоящий впереди, был сборный, в него входили стрельцы, посланные из всех пяти отрядов.
Князь призвал свое войско к битве. воины были защищены железными кольчугами, красными щитами, стояли под своими стягами, что развевались на ветру. когда они приблизились до Сюурлия, навстречу выехали половецкие стрельцы, выпустили на русских свои стрелы и пустились бежать. Дальше от реки стояли основные силы половцев, они пустились в бегство. Святослав и Владимир с воинами и стрельцы погнались за ордой, Игорь с братом двигались медленно, не распуская свои полки. Во вражеском лагере была захвачена большая добыча: золото, шелковые ткани, различная одежда, были захвачены в плен девушки.
Между тем половцы успели стянуть свои орды к месту битвы.
В субботу на рассвете началось наступление огромного количества половецких полков, русские воины попали в окружение. Князьями было принято решение пробиваться из окружения. Чтобы не оставить врагам пеших воинов дружинники слезли с коней и начали отступать, сражаясь с врагами. Особую храбрость проявил Всеволод. Во время битвы князь Игорь получил рану в левую руку. В майскую жару воины оказались отрезанными от воды, и людям, и коням приходилось страдать от жажды.
Битва продолжалась на протяжении целого дня, было убито и поранено множество русских воинов. В воскресенье коуи стали оставлять поле битвы. Игорь бросился вслед за ними, пытаясь остановить, но ему не удалось этого сделать. На обратном пути, князь попадает в плен. Лучшие дружинники остались стоять насмерть, пример воинам показывал своим мужеством князь Всеволод. Игорь был взят в плен, он наблюдал, как обороняется Всеволод. Тяжело ему было видеть гибель брата.
Этот поход, который возглавили четыре князя, старшему правителю было 35 лет, произвел большое впечатление в русских землях.
После победы над Игорем половцы подвергли разорению русские земли. Князья в это время были заняты междоусобицами. Кочевники продвигались в двух направлениях: на Переяслав и вдоль побережья Сейма. В Переяславе оборону возглавив Владимир Глебович. Киевский князь прислал помощь, половцы решили не ждать столкновения, они покинули русские территории, спалив город Римов.
Поражение князя Игоря показало, что одно княжество не в силах преодолеть кочевников. Причины неудач следует искать в отсутствии единения сил русских княжеств. Неудачная битва с половцами оставила открытыми границы Руси со степью, позволила врагам нападать не только на пограничные территории, но вторгаться вглубь Киевского государства. Автор «Слова о полку Игоревым» пламенно обращается к русским князьям с призывом объединиться, что еще долго оставалось актуальным и после 1185 года.

Источник

Adblock
detector